Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

На пороге большого передела: Китай вступает в энергетическую войну


Кто бы что там ни говорил, но все основные геополитические конфликты, разворачивающиеся в последнее время, являются частью Великой энергетической войны, по своим масштабам уже вполне заслуживающей статуса мировой. Чего не коснись – инспирированной Вашингтоном попытки переворота в Венесуэле и последовавших за этим событий, «наезда» США на Иран или же их попыток «наступить на горло» «Северному потоку-2», везде за официально озвучиваемыми причинами происходящего маячат либо нефть, либо газ, либо и то, и другое разом. А если уж быть совершенно конкретным – жгучее желание Соединенных Штатов стать абсолютным мировым гегемоном еще и на энергетических рынках, сметя с них всех, кто не согласен на 100% идти в американском фарватере.





Возможно, не разбуди нынешний хозяин Белого дома дремавшего (или прикидывавшегося дремавшим) великого китайского дракона, Поднебесная и не полезла бы во всю эту свару. Или вступила бы в нее несколько позднее и не так резко, как сейчас. Однако факт остается фактом – сегодня Пекин вступает в игру, где политика самым тесным образом переплелась с нефтяными и газовыми потоками, преследуя, как обычно, одному ему ведомые и понятные цели. Как бы то ни было, основные стороны в идущем противостоянии уже определились, и вольно или невольно, но Китай будет выступать в нем для кого-то союзником, а для кого-то противником. Каких его шагов следует опасаться Соединенным Штатам, а каких – России? Каких сражений стоит уже в ближайшем будущем ожидать на новых «фронтах всемирной энергетической войны?


Иранский «прорыв»


Первый удар по интересам Вашингтона Пекин нанес, не мелочась. Что называется, врезал от всей души! На днях стало известно о том, что во время недавнего официального визита в Китай, министра иностранных дел Ирана, Мохаммада Джавада Зарифа, между двумя странами было достигнуто грандиозное по своим масштабам соглашение. Согласно таковому, китайские товарищи намерены вложить в развитие нефтегазовой и нефтехимической отраслей иранцев не менее 280 миллиардов долларов. Помимо этого, сумма в 120 миллиардов в той же валюте, будет выделена Пекином на модернизацию промышленной и транспортной инфраструктуры страны. Инвестиции должны быть полностью вложены и освоены в кратчайший срок – буквально одной пятилетки, которая последует с момента подписания соответствующего договора. Дальнейшие китайские вложения в иранскую экономику предполагаются с самой высокой степенью вероятности…

Наивно было бы ожидать, что делая такие инвестиции, Пекин не получил в будущем сотрудничестве возможных преференций по самому максимуму и даже сверх него. Мало того, что иранские энергоресурсы отныне будут идти в Поднебесную с колоссальной скидкой (от 12% до 32% от мировых цен, по данным разных источников), так еще и расплачиваться за них китайцы смогут с отсрочкой до двух лет! Санкции, говорите? Какие санкции?! Высокие договаривающиеся стороны уже согласовали будущие взаиморасчеты либо в юанях, либо в других валютах, которые КНР получает от многочисленных собственных проектов, успешно функционирующих, к примеру, в Африке, или же на постсоветском пространстве. И никаких долларов. США и тут получают удар по самому, что ни на есть, чувствительному месту. К списку «бонусов» для китайских компаний, выторгованных на переговорах, следует отнести и их приоритетное право на участие в любых новых или ранее «замороженных» проектах в сферах добычи и переработки энергоресурсов на территории Ирана. Фактически, возможность выбирать, какие из них им интересны, а какие – нет, и прибирать к рукам все самое прибыльное, безжалостно оттирая любых конкурентов.

Невредные условия сделки, не правда ли? Однако, не стоит удивляться такой неслыханной щедрости иранцев или считать их, извините на слове, лохами. Вдобавок к колоссальным финансовым и технологическим «вливаниям» в собственную экономику, находящуюся сейчас, очень мягко говоря, далеко не в лучшем состоянии, Тегеран приобретает и еще кое-что, гораздо более весомое. Гарантии безопасности! Китай намерен разместить в стране не менее 5 тысяч своих военных – для охраны собственных инвестиций, и, более того, «с целью обеспечения полной безопасности путей поставки нефти». В Персидском заливе и Ормузском проливе – в том числе. Ну, и куда после этого могут убираться Соединенные Штаты со всеми своими авианосцами? Вот-вот, именно туда… Вопрос о том, упадет ли на Иран хоть одна американская бомба, будет ли по нему выпущена хоть одна ракета, закрывается сам собой. Вашингтон побоялся связываться с Тегераном даже один на один. А, вернее, и при наличии у себя каких-никаких союзников в виде тех же британцев или саудитов. Теперь же иранцы, спрятавшись за спиной НОАК, смогут от души делать в сторону уныло торчащих у их берегов кораблей под звездно-полосатыми флагами, какие угодно обидные жесты и даже аллегорические телодвижения. Тронуть их точно не посмеют. Ну, и наконец, Иран обретает стабильный и огромный рынок сбыта для собственной нефти – пусть с отсрочкой выплат, пусть с колоссальным дисконтом, но это всяко лучше «обнуления» экспорта, которым так грозились в Вашингтоне.

«Отступление» в Венесуэле


В то же самое время Китай, достаточно неожиданно для многих, принялся сворачивать не только собственное сотрудничество с Венесуэлой в области поставок оттуда энергоносителей, но и все собственные проекты, связанные с нефтедобывающей отраслью этой страны. Началось все с того, что на протяжении нескольких последних месяцев, Пекин вдруг начал резко снижать объемы закупок «черного золота» у Каракаса. Данное решение является весьма болезненным для латиноамериканской страны, и без того переживающей вовсе не лучшие времена. Поднебесная, еще в начале нынешнего года импортировавшая более 300 тысяч баррелей венесуэльской нефти в сутки, и являвшаяся крупнейшим ее покупателем, начала «сдавать позиции» еще в июле, уменьшив потребляемые объемы на 40%, что стало минимальным месячным показателем за пять лет. Дальше дело пошло и того хуже - China National Petroleum Corp. (CNPC), в августе-сентябре, вообще приостановила загрузку тамошнего «черного золота» в свои танкеры, о чем ее представителями было заявлено вполне официально. И это – еще не самая плохая из новостей для Каракаса. Гораздо более печально то, что китайская сторона начала сворачивать совместную с Венесуэлой деятельность в области нефтепереработки, отказываясь от важнейших для этой отрасли проектов.

Так, начиная с 3 сентября, представители CNPC уведомили венесуэльскую PDVSA о прекращении работ по запланированному ранее увеличению на 57% мощностей установок по смешиванию «тяжелых» и «легких» сортов нефти. Таковые велись на нефтеперерабатывающем заводе, принадлежавшем компании Sinovensa, являющемся совместным предприятием CNPC и PDVSA. А ведь венесуэльская государственная энергетическая корпорация уже поспешила заявить о том, что проводимая модернизация увеличит технологические возможности комплекса до переработки сперва до 165, а затем и до 230 тысяч баррелей «черного золота» в сутки. Следует заметить, что НПЗ, о котором идет речь, является, по сути, ключевым звеном производственной цепочки в так называемом Поясе Ориноко, где добывается сегодня едва ли не половина нефти Венесуэлы. Худшего «подарка» Каракасу и представить себе было бы сложно. В качестве официальной причины принятия столь болезненного для венесуэльской стороны решения, китайцы называют 52 миллиона долларов, которые PDVSA задолжала им, начиная еще с 2018 года. Вроде бы логично, но кое-что не складывается…

Заключайся проблема исключительно в непогашенном кредите, решить ее можно было бы, например, предложив Каракасу рассчитаться все той же нефтью. Однако же, Пекин не увеличивает, а прекращает ее поставки! Расставаться с собственными инвестициями китайские товарищи не любят категорически и, как видим в случае с Ираном, готов ставить на кон куда большие суммы. 52 миллиона – не те деньги, из-за которых в Поднебесной вдруг вздумали бы «замораживать» потенциально выгодное для себя сотрудничество. Уж что-что, но взять свое хоть так, хоть эдак, там умеют. Санкции, которыми Вашингтон грозится всем, кто продолжает поддерживать легитимного президента Венесуэлы, Николаса Мадуро? Да, аргумент весомый. Если ограничения не будут отменены, свернуть свою деятельность в стране, не позднее будущего октября, намерена Chevron и еще четыре нефтесервисных компаний из США. Но позвольте! Если бы Пекин так боялся американских санкций, то уж к Ирану бы он и на пушечный выстрел не подошел, а не готовился бы вкладывать в экономику этой страны сотни миллиардов, и закупать ее «запретную» нефть огромными объемами. Нет, воля ваша, тут что-то совсем другое… Пожалуй, пришла пора поговорить о самом интересном аспекте во всех описанных выше событиях – российском интересе в них.

На пороге большого передела?


Ни в коем случае не претендуя на истину в последней инстанции, рискну выдвинуть версию: все происходящее является частью некоей «большой сделки» между двумя странами, которые в последнее время находят все больше точек пересечения как раз в деле противостояния лезущим, куда можно и куда нельзя, Соединенным Штатам. Речь, конечно же, о России и Китае. Что, если Москва и Пекин попросту договорились о разделе сфер влияния в области добычи энергоносителей и сейчас приступают к реализации достигнутого соглашения? Для такого предположения есть вполне весомые основания: напомню, что «Роснефть» заявила об отказе от намеченных ранее проектов по инвестированию в добычу «черного золота» в Иране еще в конце прошлого года. Правда, разговоры о возможных проектах такого рода идут по сей день. Не так давно, подобные мысли были озвучены, в частности, министром энергетики страны, Александром Новаком. Однако, по его словам, речь идет о вложениях в пределах 10 миллиардов долларов. Цифра, согласитесь, совершенно несопоставимая с китайскими масштабами. Да и ранее, та же «Роснефть», собиралась вложить в иранский нефтегазовый сектор, максимум, 30 миллиардов. Китайцам нужна тамошняя нефть – пожалуйста. Они ее получат. А вот из Венесуэлы нам уходить никак нельзя. Начнем с того, что должно нам это государство 3.5 миллиарда долларов. Это, кстати говоря, по словам Владимира Путина. Имеются, впрочем, и более веские резоны.

Венесуэла – единственный, за исключением Кубы, стратегический союзник России за океаном. Ее максимальная приближенность к Соединенным Штатам, делает эту страну незаменимым плацдармом в любых геополитических раскладах. Да и вовлеченность той же «Роснефти» в энергетическую отрасль Венесуэлы такова, что никаким китайцам и не снилось. И, кстати говоря, тамошняя «тяжелая» нефть вполне приемлема в качестве сырья как раз именно для наших НПЗ. Кроме всего прочего, именно эта страна является наиболее перспективной во всем мире, в плане развития нефтедобычи, хотя бы в силу того, что располагает самыми большими запасами «черного золота» на планете. Право слово, завидный куш, за который нашей стране стоит побороться, живя не одним днем, а думая о перспективах. Недаром же, именно сотрудничество «Роснефти» вызывает в Вашингтоне предельное раздражение, переходящее в самое настоящее бешенство. На днях спецпредставитель США по Венесуэле, Эллиотт Абрамс, снова обрушился на нашу компанию с нападками, грозя ей санкциями. При этом в российском нефтяном гиганте на этот демарш ответили достаточно спокойно, с ходу предупредив американцев о том, что реакция на любые «попытки незаконной экспроприации российских инвестиций» встретят соответствующую реакцию. Подтекст сделанного заявления был совершенно однозначен даже для самых тупых политиков: «Никуда мы из Венесуэлы не уйдем! И не надейтесь.»

Что ж, на этом фоне четкое распределение зон «энергетических интересов» между Китаем и Россией выглядело бы вполне закономерным и взаимовыгодным. Весомым аргументом в пользу именно этого предположения, является наращивание сотрудничества в энергетической сфере непосредственно между нашими странами. Напомню – уже с 1 декабря (ранее предварительно запланированного срока) должен заработать газопровод «Сила Сибири», по которому в Китай устремятся потоки российского газа. Глава «Газпрома» Алексей Миллер прогнозирует поставку в Поднебесную одного триллиона кубометров «голубого топлива» в ближайшие 30 лет! Мало того, буквально в нынешний понедельник, проводя рабочую встречу с руководителем нашего газового концерна, Владимир Путин поручил ему проработать возможность газовых поставок в Китай еще и с использованием так называемого «западного» маршрута: через территорию Монголии. Заполучить в партнеры самого большого импортера газа в мире – дорогого стоит. Похоже, Москва и Пекин окончательно договорились в этом вопросе. Возможно, и это тоже является частью все той же «большой энергетической сделки».

Передел мировой экономической карты не просто неминуем, он уже происходит, здесь и сейчас, на наших с вами глазах. Какая именно страна является основным «двигателем» этого непростого процесса объяснять, думаю, не нужно. Хочется верить, что Россия будет участвовать в нем в качестве союзника и партнера Китая, а не получит его в противники и конкуренты, тем более – в жизненно важных для нас отраслях экономики.
Автор: Александр Неукропный
Использованы фотографии: https://www.pmo.ir


Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

Загрузка...
1308
Похожие новости
11 октября 2019, 20:00
12 октября 2019, 15:30
15 октября 2019, 10:45
12 октября 2019, 15:30
15 октября 2019, 22:15
11 октября 2019, 11:30
Новости партнеров
 
 
Новости СМИ
 
Популярные новости
10 октября 2019, 02:45
13 октября 2019, 17:15
09 октября 2019, 18:30
15 октября 2019, 04:15
16 октября 2019, 04:00
11 октября 2019, 03:30
11 октября 2019, 17:30